ilkovski_kostya (ilkovski_kostya) wrote,
ilkovski_kostya
ilkovski_kostya

Categories:

Якутия – моя родина

Северный век

- Константин Константинович, Вы однажды уже были депутатом Госдумы РФ и покинули ее досрочно… Как известно, два раза в одну реку не входят. Тогда – зачем?
- Так я в реке этой, можно сказать, только ступни едва омочил: всего год в Госдуме был. И покинул ее, кстати, не совсем по своей воле. Хотя и не противился, потому что ушел на губернаторскую работу в Забайкалье, которую с удовольствием выполнял.
Возвращаясь к Госдуме. Считаю, что от высшего законодательного органа власти страны зависит немало. Особенно сейчас, когда все меньше и меньше монополии на рассматриваемые вопросы, на решения тех или иных комитетов, на взаимоотношения с правительством, с исполнительной властью, с президентом. Убежден, состав Государственной думы 7-го созыва будет более работоспособным, еще более независимым от одной партии. Как следствие – более качественными станут поднимаемые вопросы и принимаемые законы, в том числе о бюджете.
Что касается лично меня – при том накопленном опыте работы и на производстве (в горнодобывающей промышленности и в энергетике), и в исполнительной власти, представляя, как работает государственная машина, понимая, где надо, что называется, подзатянуть, а где ослабить, считаю, что буду полезным и Госдуме, и своим избирателям.
Якутия – моя Родина. Здесь родились и выросли мы с братом, а потом и мои дети. Отец, заслуженный врач Якутии и РФ, и мама, заслуженный учитель Якутии, проработали в республике (причем на Крайнем Севере!) по три десятилетия. Мы с женой поменьше, но тоже немало. В совокупности трудовой северный стаж нашей семьи перевалил за сто лет.


Не бояться дискуссий


- В чем, как Вы считаете, состоит главная задача Госдумы?
- Одна из главных, по моему убеждению, – не во всем соглашаться с правительством. Что вовсе не означает действовать вопреки интересам России. Но навязывать дискуссию, и очень серьезную, в том числе по экономическим вопросам, чтобы те или иные вопросы обсуждались глубоко и всесторонне, это, несомненно, обязанность Госдумы.
- А что, Дума все 25 лет своего существования этой обязанностью пренебрегала?
- Разные периоды были. Вы же помните, что по Госдуме даже из танков стреляли. Никто не говорит, что это хорошо. И никто не призывает к снарядам. Но обсуждать-то надо.
- На информационном марафоне Вы заявили: «Уверен, что понимаю, не только какие законы надо принимать, но и какие ни в коем случае приняты быть не должны». А поподробнее?
- Госдума, особенно последние два года своей работы, напринимала очень много, что называется, ситуативных законов – «с голоса», когда предложения вносились прямо на заседании. Без обсуждения, без должных экспертиз и т.д. Причем законов разнообразных, начиная от социальных и заканчивая производственными. Один из самых нашумевших – пакет Яровой. Считаю, что так быть не должно.
- А разве один депутат может этому противостоять?
- Любой депутат обладает правом законодательной инициативы, с одной стороны. А с другой, чем больше будет депутатов, которые подвергают ее всестороннему обсуждению и экспертному рассмотрению, тем лучше в целом для всего законодательного процесса. Сам был свидетелем, как зачастую во время экспертных заключений инициатор закона отказывается от него. На первый взгляд ему кажется, что все хорошо и правильно. А когда закон начинают обсуждать профессионалы, экспертное сообщество и появляются самые разные точки зрения, он и сам убеждается, что «погорячился».
- Так что, по-Вашему, ни в коем случае не должно быть принято?
- Ну, например, я считаю совершенно неприемлемым отказ от накопительной части пенсии. Категорически против того, чтобы мы ослабляли законодательство по временным и территориальным нормам продажи спиртных напитков и табачных изделий и по их рекламированию.
В случае избрания меня депутатом буду настаивать на отмене поправки к закону «О госрегулировании производства и оборота этилового спирта…», которая должна вступить в силу с 31 марта 2017 года (согласно этой поправке при соблюдении всего лишь пары условий алкоголь можно будет легально продавать в школах и больницах России). Сам с детства не пью и не курю, поэтому достаточно жестко отношусь к подобного рода инициативам и ни в коей мере не считаю ни одну, ни другую зависимость болезнью, это не что иное, как обычная распущенность.

Легализация лоббизма

- Какие законодательные инициативы Вы намерены предложить в случае победы на выборах?
- Во-первых, это партийные инициативы, в том числе прописанные в «25 справедливых законах», потому что в Госдуму я иду по партийному списку «Справедливой России».
Кроме того, есть блок законов, связанных с особыми территориями – Якутией, Забайкальем, Дальним Востоком. Я считаю, что ошибочно одним законом пытаться объять всю Россию. Экономические условия разные, ментальные особенности разные, вплоть до того, что вера у нас разная. И развиты регионы неодинаково. В связи с чем и законодательство должно быть достаточно разносторонним, разветвленным. По сути, это инициатива о социально-экономическом развитии Дальнего Востока, которую еще В.А. Штыров вносил, и ее, безусловно, надо поддерживать.
Дополнительное направление – закон об оппозиции и закон о лоббизме. Убежден, что на сегодняшнем этапе развития нашего общества, становления государственности данные блоки законов необходимы.
- Что такое закон о лоббизме? В двух словах.
- Любой депутат всё равно лоббист той или иной территории, того или иного решения. И сегодня это есть, но всё подковёрно и в том числе очень сильно коррумпировано. Вот это и следует легализовать – не коррупцию, а сам лоббизм, что на существующем этапе правильно и нужно. Но в рамках.
То же самое закон об оппозиции, который призван жестко ограничивать административный ресурс. У нас как сейчас? Говоря «оппозиция», мы подразумеваем, что это враги России. Не больше и не меньше. А на самом деле же не так. Оппозиция – это не против России, это развитие власти. С которой, начиная от муниципальной и заканчивая федеральной, тем же правительством, например, оппозиционеры спорят, которой возражают. Но и оппонирование должно происходить в определенных рамках. Т.е. чиновник должен знать, что за административный ресурс он может быть очень жестко наказан.

Мостовые страсти

- Интересно Ваше мнение о строительстве нашего многострадального моста…
- Никто не подвергает сомнению, что мост через Лену необходим. Сомнение только в том, нужен ли элемент железнодорожности? Уверен – не нужен. Дошла пока железная дорога до Бестяха – и слава Богу! Остальное – дело автомобильное.
Что это дает? Во-первых, мост обойдется дешевле и построен будет быстрее. Во-вторых, это очень сильно подстегнет развитие малого и среднего бизнеса, ведь понадобятся и складские помещения, и перевозки, что, с моей точки зрения, обеспечит в этой нише просто взрывной рост. И третье, даже если и построить железнодорожную ветку, в ближайшие 20 лет она будет простаивать, ржаветь и ветшать. Потому что никакого движения нет. В свое время существовали несколько другие взгляды на развитие Якутии – считалось, что мы сможем загрузить «железку» обратными перевозками. Но теперь-то мы видим, что это нереально. Ни сегодня, ни завтра, ни в перспективе.
При этом, когда уже будет стоять автомобильный мост, построить рядом железнодорожный никакого труда не составит. Что будет значительно быстрее, эффективнее и дешевле в конечном итоге. К сожалению, амбиции некоторых людей не позволяют с этим согласиться. Они все время настаивают на том, что если мы сейчас откажемся от совмещенного моста, то вроде как пойдем на уступки и проявим малодушие. Если бы не эта позиция, мост давно бы уже строился. И может быть, даже был построен.
- А Вам не кажется странным, что президент страны поддержал этот проект исключительно на условиях концессии с привлечением китайских партнеров?
- Что республика предложила в данном случае, то он и поддержал. Но я, честно говоря, считаю, что надо бороться за другое. За партнерство. Причем только с точки зрения участия в уставном капитале. А компания, впрочем, как и строительство в дальнейшем, должна быть российская. У нашей страны – колоссальный опыт строительства крупных инженерных сооружений, особенно мостовых переходов. В отличие от китайцев. У них-то как раз нет замерзающих рек, на которых стоят такие мосты. Поэтому я думаю, что это мы им можем свой опыт предложить, а не наоборот. Вообще все, что касается железа, бетона, горной массы, равных нам в этом вопросе нет. А привлекать еще кого-то…

Рентный тупик

- К слову, о горной массе. Объясните мне, пожалуйста, как горняк – почему у нас в стране продаются лицензии (в том числе и юрлицам со 100%-м капиталом за границей) на добычу полезных ископаемых, которые автоматически делают извлекателя полным владельцем добытого? А он – максимум! – платит налог, и то не всегда (зачастую у него еще и льготы). Не справедливее ли не продавать лицензии, а платить ВСЕГО ЛИШЬ за ПРОЦЕСС извлечения полезных ископаемых? Чтобы добытыми богатствами недр – собственностью страны! – страна и распоряжалась?
- Я уже неоднократно говорил и повторю снова: Россия была, есть и будет великой горнодобывающей державой. И никто лучше нас извлекать полезные ископаемые из недр не может. Мы это делаем весьма эффективно. Но вот обеспечивать их дальнейшую переработку, получая продукты второго, третьего, четвертого передела, к сожалению, до сих пор должным образом не научились. И вот тут-то как раз законодательство и требуется. Чтобы для продавцов концентрата, продукции первого передала, а тем более руды пошлины были драконовскими. Чтобы их просто невыгодно стало продавать. А выгодно – сначала производить продукты, а уже потом их продавать. Чтоб наша экономика была не рентной, а экономикой добавленной стоимости.
- А в реальности что?
- А в реальности, к сожалению, в большей степени происходит продажа продуктов первого передела. В лучшей степени – второго. Что не только в корне неверно, но и тормозит развитие инженерной мысли, развитие производства, машиностроения и т.д.
- Вы ушли от вопроса.
- От какого? Суть вопроса заключается в том, что должно быть законодательство, которое не разрешает, скажем так, продавать недра. С одной стороны. С другой стороны, я считаю, что законодательство должно очень сильно ужесточить продажу первоначальных продуктов переработки недр, руды и концентрата. И наоборот, быть очень мягким при экспорте второго и третьего, последующих переделов.
- Так и российские компании поступают в высшей степени эгоистично! Помните, у Семена Слепакова? «Все-таки это наш общий газ, а мечты сбываются только у вас!» Так и есть ведь! Совершенно четко суть передает.
- Я же не могу на Слепакова ссылаться! Да, определенный перегиб, связанный с так называемой оффшоризацией нашей экономики, имел место. И, кстати, помните, когда проводилась выборная кампания 2011 года, кто об этом говорил-то все время, что у нас 70% экономики страны зарегистрировано в оффшорах? Как раз партия Справедливая Россия! Но за минувшую пятилетку очень много было сделано, от деоффшоризации лично граждан до деоффшоризацией компаний. Т.е. если ты претендуешь, например, на государственный заказ, а у тебя компания зарегистрирована за рубежом, всё, дорогой. Тебя туда не пустят. Или если у тебя бенефициар находится за рубежом, тоже не пустят. Опять-таки инициатором-то кто был? Во многом партия Справедливая Россия. И эта борьба будет продолжаться.
- Коль скоро мы перешли к Справедливой России, хочу задать Вам вопрос о «25 справедливых законах», прописанных в предвыборной программе партии, от которой Вы баллотируетесь в Госдуму РФ. В их числе – новые законы о дополнительных социальных гарантиях работникам бюджетной сферы, о государственном пенсионном обеспечении, о поддержке молодых семей и т.д. И все они предусматривают немалые вложения из бюджета. А простите, каким образом это будет происходить, если тот хронически в дефиците? (Первое полугодие 2016 года – не исключение: по сообщению Минфина, дефицит бюджет России составил 1,52 триллиона рублей). Может быть, Вам известны какие-то иные источники финансирования?
- В 25 так называемых «справедливых» законах есть также и предложение по пополнению бюджета. Одно из них – все-таки дифференциация подоходного налога. Конечно, это не панацея. Как не может быть одной таблетки для полного излечения от всех болезней. Но целая система мер, включающая в том числе и рациональное использование сегодняшних средств. Это и борьба с коррупцией, которая в конечном итоге как раз и приводит к нерациональному использованию средств. Это и меры пополнения бюджета за счет таких действий, как введение дифференцированного подоходного налога.

Энергетические революции


- Скажите, почему еще за четверть века до того как Вы возглавили «Якутскэнерго», Ваш папа, будучи депутатом райсовета, три ветряка поставил своим избирателям-юкагирам на берегу моря Лаптевых, а Вы, став генеральным директором, довольно долго альтернативной энергетике противились?
- Ну, потом-то я признал свою ошибку, что недооценивал «экзотическую» энергетику. И своей докторской диссертацией это признание зафиксировал. Она же у меня посвящена, по сути, инновациям в малой энергетике, которые «Якутскэнерго» совместно со своей «дочкой» «Сахаэнерго» успешно внедряло. И не только их.
Достаточно вспомнить хотя бы наши программы – сначала развития, потом – оптимизации локальной энергетики. Они же вообще уникальные, давшие колоссальнейший эффект! Мало того, что мы ввели в эксплуатацию более 40 современных автоматизированных дизельных электростанций (и научились делать блочно-модульные ДЭС сами!), нам удалось вдвое сократить расход «золотого» дизельного топлива – со 160 до 80 тысяч тонн. Причем реализация этих программ оказала громадное влияние не только на малую, но и на «большую» энергетику, потому что в том числе под эти программы шла реконструкция Якутской ГРЭС, строились высоковольтные линии электропередачи.
А эпопея с самонесущим изолированным проводом? Это же было сродни революции – настолько его применение сокращает потери в сетях и повышает надежность… Никогда не забуду, как Среднеколымский РЭС засыпал просьбами поставить дополнительный дизель, потому что электроэнергии не хватало. Потом началась СИПизация и… вдруг на каком-то этапе я ловлю себя на мысли, что давненько РЭС меня не теребит. Интересуюсь: «А что это вы не ставите вопрос по дизелю?» – «Да понимаете… не то что новый, у нас один дизель даже высвободился!» А всё почему? Да потому что потери сократились! И всё, один дизель тут же в резерв вышел.
Первыми мы вошли и в коммунальную энергетику – дочернее общество «Теплоэнергосервис» взяло на себя функцию ЖКХ в районах. И сделало это так грамотно, что правительство соседнего Хабаровского края… пригласило предприятие на свою территорию!
А сетевое строительство? Без копейки же республиканских денег всю Якутию сетью линий электропередачи покрыли…

Материализованные мысли

- Вы продолжили строить ЛЭП и уйдя с поста генерального директора «Якутскэнерго» …
- Да, мне повезло дважды. В 2004 – 2006 гг. мы излагали свои мысли на бумаге в и презентациях. А потом появилась счастливая возможность материализовать их в стекле, в бетоне, в стали, в проводах. Что мы в ООО «Якутское» и сделали, став одним из основных подрядчиков на строительстве ВЛ 220 кВ «Чернышевский – Мирный – Ленск – Пеледуй» с отпайкой до НПС-14.
Вспоминаю совещание, которое прошло в мае 2006 года в Мирном. На нем рассматривалось комплексное развитие электросетевого хозяйства на западе Якутии, связь с Иркутской областью, создание северной ветви Единой национальной электрической сети. Многие тогда считали, что это – несбыточные мечты или, по крайней мере, перспективы очень далекого будущего.
Но прошло всего лишь 10 лет, и с апреля этого года электроэнергия каскада Вилюйских ГЭС уже начала поступать в Иркутскую область. Приятно же? Приятно. Внешнее электроснабжение ВСТО обеспечено? Обеспечено. Линия электропередачи «Нерюнгри – Томмот – Майя» готова? Готова. Якутская ГРЭС-2 строится? Строится. Не успеем оглянуться – и северная ветвь Единой энергетической сети появится. Быстрее, чем внуки народятся.

«Перекрестное» ярмо

- После отчетно-выборной конференции ЯО партии «Справедливая Россия» в республиканской прессе появились с материалы, цитирующие Ваши слова, что тариф на электричество в Якутии можно снизить на 30-40 процентов. Вы 9 лет были главным энергетиком республики, почему же тогда его не снижали?
- Это ж не волюнтаристское решение. Типа проснулся гендир Ильковский и его вдруг озарило: «Елки-палки, какой у нас тариф высокий! Давайте-ка его снизим!» Речь же не об этом. А о том, что нужно когда-то набраться мужества и переложить на бюджет перекрестное субсидирование энергетики. Раньше это было 3 миллиарда. В сегодняшних ценах – в два раза больше. Но при 170-миллиардном бюджете республика может себе это позволить. Потому что за таким шагом – колоссальное следствие: тариф падает весьма и весьма резко. В первую очередь, для промышленного производства, для малого и среднего бизнеса и т.д. Тем самым стимулируется деловая активность, повышается интерес к тем или иным видам производства, многие инвестпроекты становятся рентабельными.
Есть и вторая сторона ухода от перекрестного субсидирования. Для начала приведу пример еще одного успешного проекта «Якутскэнерго» – по Джебарики-Хая. Надо отдать должное Вячеславу Анатольевичу Штырову, который тогда был президентом республики, – все были против, а он рискнул. Мы предложили за свой счет построить до дизельной электростанции, принадлежащей «Якутуглю», линию электропередачи. При условии сохранения на весь период окупаемости существующего тарифа. У «Якутугля» он тогда был около 8 рублей (а в «Якутскэнерго» – 3,50). При этом 8-рублевый тариф все это время не индексировать. То есть в течение пяти лет он фактически будет снижаться. И как только проект выйдет на окупаемость, мы вернемся к тарифу «Якутскэнерго» – каким он будет на тот момент.
Так и сделали. И все – в плюсе. В огромном плюсе!
То же самое и здесь. Сколько тариф в Среднеколымске? 60 рублей за киловатт-час? Вот и надо установить его 60 рублей и дотировать из бюджета до сегодня установленного. И при этом объявляем конкурс: инженеры, приходите все, кто хочет, снижайте тариф, применяйте новые технологии, оптимизируйте, работайте над энергоэффективностью, энергосбережением! А мы сохраним вам дотацию на период окупаемости вашего проекта плюс еще на какое-то время. А потом перейдем к тарифу на 40% ниже. Я вас уверяю, только кинь кличь с такими условиями – устанем предложения рассматривать. Кучу зайцев убиваем. И в первую очередь развиваем малый и средний бизнес. Причем не на уровне купи-продай, а интеллектуальный, где мозги нужны, технологии и т.д.
- Республика же по проблеме «перекрестки» вроде как на федеральный центр традиционно уповает…
- Да, но федералы далеко и у них нет перекрестного субсидирования в дизельной энергетике, а мы живем здесь и с ним. Но сделать хоть что-нибудь по уменьшению его глубины и повышению предпринимательской, технологической активности не хотим, хотя это реально.
- Так ведь и у Вас за 9 лет руководства «Якутскэнерго» ничего в этом плане не получилось…
- Точнее сказать, мне не удалось убедить руководство республики, что это принесет пользу всем. Но мы же не сидели сложа руки и своими технологическими решениями, о которых я говорил выше, ситуацию все равно улучшили. А если бы этого не сделали, сегодня тариф по Якутии в целом был бы вообще 10 рублей.

Видеть будущее

- Несколько вопросов от электората. В своих поездках Вы немало встречались с учеными. Ваше мнение о реформе? Или оно пока еще не оформилось?
- Прежде чем приступать к реформе науки, мы должны для себя сформулировать, каким мы хотим видеть будущее страны – как законсервированное сегодня или как высокотехнологичное завтра?
Понятно, что реформа назрела. Потому что некоторые институты превратились в рантье того имущества, которое у них есть. И к науке это вообще никакого отношения не имеет. Хотя, конечно, очень сильных коллективов много. Но, наверное, так, как это сейчас делается, тоже не должно быть. Надстроек понасоздавали, а ничего же толком не меняется. По сути дела, как было, так и осталось, просто раньше одни управляли академиками, а сейчас другие управляют. Денег науке не добавили. Конкретных задач перед учеными не поставили. Как нет и конкретных оценок их деятельности.
- А депутаты что могут в этой связи сделать?
- Депутаты пока только противились такому подходу к реформе Академии наук, который был избран. Да, сопротивление было достаточно сильным. Но оно немножко угасло, потому что в первую очередь сами ученые где-то «прогнулись» и согласились, что над ними «поиздеваются» немножко. Поэтому и все остальные напор снизили. Но я так думаю, что еще год-другой, и это движение снова силу наберет. А вообще реформирование науки только тогда будет эффективным, когда мы ясно будем представлять, чего хотим. Любое реформирование должно быть не ради процесса, а ради какой-то цели. Пока цель утилитарная и недостойна страны – сэкономить на науке.
- Вы в свое время 6 лет были главным инженером Депутатского ГОКа. Как считаете, может у комбината открыться второе дыхание?
- Если мы рассматриваем ГОК не как организационную единицу, а как возобновление оловодобычи на территории Республики Саха (Якутия), то да. И одно из месторождений, которое на сегодняшний день самое реальное к эксплуатации, это Тирехтях в Усть-Янском районе. По всем меркам – одно из крупнейших мировых месторождений и в относительной доступности. Так что оно вполне может стать якутским центром оловодобычи.
- Вопрос от предпринимателей Якутии: как дизельное топливо, т.е. самая последняя, самая дешевая фракция топлива, может стоить дороже бензина АИ-92? И как долго в России дизтопливо будет стоить дороже бензина? И почему, когда нефть во всем мире дешевеет, у нас топливо повышается?
- Тут, по сути, два вопроса. Первый связан со спросом на дизельное топливо. На сегодняшний день он достаточно высок. И это мировая тенденция. Цены на бензин и дизельное топливо либо сравнялись, либо близки к этому. Все больше и больше дизельных двигателей, автомобилей на дизтопливе, которое продается вне зависимости от себестоимости, потому что его покупают. Вот и всё. И Россия не может быть исключением.
Теперь второй вопрос. Конечно же, это не поддается никакой логике, что нефть дешевеет, а продукты ее переработки у нас в России в цене растут. Кризисы в мире регулируются в том числе и уменьшением цены на многие продукты, которые формируют себестоимость других продуктов. А у нас цена на фундаментальные составляющие себестоимости продолжает расти. И тут мы опять возвращаемся к проблеме рентной экономики, когда мы обеспечиваем свой бюджет на 60% поступлениями за счет нефти и газа. И вот эта продолжающаяся традиция должна быть преодолена. Так же, как и процентные ставки. Ведь во всем мире как кризис начинается, так процентные ставки падают. А у нас всё наоборот, к сожалению.

Первым делом – самолеты!


- А правда, что в 17-м году отменят все северные проезды?
- Ничего про это не слышал! Думаю, даже из инстинкта самосохранения никто такие решения принимать не будет. Потому что впереди у нас 18-й год и выборы президента РФ. Мы что, хотим, чтобы Дальний Восток против проголосовал, что ли?
- Тогда, может, реально увеличить количество субсидированных билетов для льготной категории дальневосточников?
- Это само собой. Сумма, которая должна идти на повышение мобильности людей, безусловно, должна быть выше. На сегодняшний день уже довольно много сделано. Но есть и вторая составляющая субсидирования, а именно – внутрисубъектовые перевозки. Это же нонсенс: долететь от Якутска до Москвы – в два раза дешевле, чем, например до Черского или до Депутатского. Или долететь до Москвы – то же самое, что до Усть-Маи.
- Россия вкладывается во внутрисубъектовые перевозки?
- Пока нет.
- А должна?
- Безусловно. Ведь это в том числе и один из способов борьбы с безработицей. Потому что сегодня человек, допустим, имеет желание поехать куда-то работать, и его там даже взять готовы, но он элементарно не может вылететь. Чтобы добраться до потенциального места занятости, надо 50 тысяч, а где он их возьмет? Проблема. И это тоже точка для приложения усилий депутатов Госдумы.
- Константин Константинович, ну, вот мы столько с Вами серьезных вещей обсудили. А расскажите напоследок какой-нибудь интересный случай из Ваших предвыборных компаний! Вы же не первый раз в депутаты идете – и в Ил Тумэн Вас дважды избирали, и в Госдуме были…
- А хотите мистический? В первую свою выборную кампанию поехал в Усть-Маю. На КАМАЗе. Едем, болтаем с водителем. Мороз – за -50. И вдруг он на какой-то кочке жмет на тормоза, а колодки одну часть машины не отпускают. И ее, как юлу, начинает сначала крутить на дороге, а потом бросает на линию электропередачи. Там как раз 110-ка наша проходит. Метров 10 до нее всего! Чувствую – передних колес на дороге уже нет. Водитель орет благим матом… И вдруг КТО-ТО берет нашу машину и аккуратно так ставит на дорогу, по ходу движения…
- Да… Как не воскликнуть – слава Богу! Ну, что же, за одного битого двух небитых дают. Пусть у Вас всё получится!
Subscribe

  • Поймать светило в реке

    В чем преимущества фотоэлектрических модулей, размещенных на воде Текст: Константин Ильковский (профессор кафедры возобновляемых источников энергии…

  • История одной встречи.

    Раньше в Устьянье и в поселке Депутатский проживало много народу. Строили ГОК, добывали золото и олово, тем самым развивая мощь нашей Родины, пасли…

  • Рациональная зелень

    ЛУКОЙЛ запустил вторую солнечную электростанцию в Волгограде В конце мая ЛУКОЙЛ открыл еще 20 МВт солнечных панелей на своем нефтеперерабатывающем…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment